О шашках

31 Июль 2012
By

Об истории возникновения и развития шашек известно немного. До сих пор существует множество шашечных игр. Процесс унификации правил, который в шахматах давно завершился, в шашках только начинается. Мы даже не знаем, по каким правилам играли наши далекие предки. Но дошедшие до нас сведения позволяют достоверно судить о древности шашек.

 


В Лувре экспонируются две шашечные доски времен фараонов. А во время раскопок на знаменитом поле пирамид в Египте была обнаружена гробница, сооруженная для приближенного фараона Тету (Тай-ту), некоего Меркнера. Росписи на стенах говорят, что вельможей владели три страсти: охота, рыбная ловля и игра в… шашки.

Правление Тету относится, по одним источникам, к 2700 году, по другим — к 3300 году до нашей эры. Значит, возраст игры приближается, по меньшей мере, к пятидесяти векам.
Исследования немецкого египтолога Бругша в прошлом веке показали, что игра не уступает по древности самому Египту и, может, древнее его, так как мифы свидетельствуют, что египетские боги, равно как и обитатели царства мертвых, играли в нее.
В Британском музее хранится древнегреческое изображение льва и антилопы, играющих в шашки. Упоминания о шашечных играх встречаются в трудах древнегреческого историка Геродота, Платона, о них повествуется в «Одиссее» Гомера, а также у древнеримских писателей Овидия и Сенеки.
Впрочем, одна историческая версия приписывает изобретение шашек греческому воину Паламеду, принимавшему участие в осаде Трои. Ведь она продолжалась десять лет, и, чтобы убить скуку, он якобы и придумал игру в шашки… А обитатели Лидийского государства в Малой Азии, мучимые в годы неурожая голодом, изобрели великолепный способ утолять его… игрой в шашки!
Наиболее серьезной работой по истории шашек до сих пор остается книга «Древность игр в шашки и шахматы», изданная в Москве в 1916 году. Ее написал замечательный шашист Давыд Иванович Сар-гин. Автор работал над ней более тридцати лет, тщательно изучая исторические и литературные источники.
Книга Саргина вышла тиражом всего 300 экземпляров, и вряд ли вам удастся прочитать ее. Но в 1982 году издан очерк ветерана композиции Александра Ивановича Ку-личихина «История развития русских шашек». Горячо рекомендую познакомиться с ним.

Саргин доказал, что шашки из Египта проникли в Древний Рим через Грецию и что правила игры имели много общего с современными шашечными системами.
Еще за несколько веков до нашей эры играли на 64-клеточной доске. Шашки были двух цветов, ходили они только вперед. Игра рассматривалась как сражение двух армий. Шашка, прорвавшаяся в глубину лагеря соперника, приобретала повышенные боевые качества, становилась дамкой, способной нападать с тыла. Взятие (ударный ход) производилось перескакиванием через шашки соперника, подобно тому как в бою воин, сразивший своего противника, перешагивал через него, чтобы продолжить наступление.
У римлян игра называлась «ла-трункули» (от «латро» — воин). Немцы, французы и другие народы называли ее иначе. Но везде употреблялось слово «дама». Это объясняется тем, что в средние века женщина была окружена особым вниманием и почитанием рыцарей. Учтивость была перенесена на игру — дамкой (дамой) названа

наиболее сильная, наиболее уважаемая фигура.
О популярности шашек в разных странах в средние века говорит упоминание этой игры и в «Декамероне» Боккаччо (1313—1375), и в «Дон Кихоте» Сервантеса (1547 — 1616), и в других литературных произведениях.
В эпоху феодализма среди семи добродетелей рыцарского воспитания была и игра в шашки.
В Европе первая книга о шашках появилась в 1547 году. Она была издана в Испании. Ее автор — Анто-нио Торкемодо.
Появление шашек на Руси связывали с именем киевского князя Владимира Мономаха (1053—1125). Но археологические раскопки показали, что на территории нашей
страны шашки были известны гораздо раньше — в III—IV веках нашей эры. Во многих былинах повествуется о том, что русские богатыри играли в шашки.
Высоко ценил шашки и хорошо играл в них Петр Первый. Он даже ввел их в свои знаменитые «ассамблеи».
Шашкам отдавали дань и другие выдающиеся люди прошлого.
В поэме «Суворов» Константин Симонов повествует, как опальный полководец
…примостив лучину,

В ночном шлафроке, босиком,

Сев по-турецки на овчину,

Играет в шашки с денщиком.
Гавриил Романович Державин, страстный любитель шашек, подарил юному Пушкину шашечную доску в день окончания лицея. Александр Сергеевич упоминает шашки в стихотворении «Зима. Что делать нам в деревне?» и в повести «Арап Петра Великого».
Несомненно, хорошо знал эту игру и Николай Васильевич Гоголь. Об этом свидетельствует талантливое описание поединка Ноздрева с Чичиковым.
До наших дней сохранился столик, за которым прошла не одна шашечная баталия с участием Виссариона Григорьевича Белинского.
Страстным игроком в шашки и шахматы был и Вольтер. Правда, во время игры знаменитый французский философ и писатель очень раздражался, терял выдержку, особенно в плохих положениях. Случалось, он в ярости бросал шашки в лицо своего постоянного соперника, аббата Адамо, когда тот его обыгрывал. С течением времени аббат научился распознавать приближение вспышки гнева: как только позиция становилась проигрышной, Вольтер всегда напевал одну и ту же мелодию. В таких случаях аббат спешно выходил в соседнюю комнату… Вольтер вскоре успокаивался, и схватки за шашечной доской возобновлялись с новой силой. Адам Мицкевич посвятил шашкам большую поэму. Вспомним его вдохновенные строки:

Чей ум живей, чей дух способнее к паренью,

Тем шашки лучшее доставят развлеченье.

Литературовед и переводчик, друг Маяковского Рита Райт вспоминает: «Вот мы играем в шашки «на позор». После молниеносного проигрыша приходится бить земные поклоны перед дачными воскресными гостями и трижды повторять: «Прости, господи, меня, глупую, за то, что осмелилась пойти против Володи».
Любил играть в шашки выдающийся шахматист Эммануил Ла-скер. Это ему принадлежит высказывание: «Шашечная игра — мать шахматной, и достойная ,мать».
Известно, что Лев Николаевич Толстой серьезно увлекался шахматами. Тем не менее в «Войне и мире» он сравнивает стратегию военного искусства со стратегией шашечной игры: «…Ежели бы полководцы руководствовались разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятною случайностью потери четверти армии, он шел на верную гибель; и столь же ясно бы должно казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одною шашкой и я буду меняться, я наверно проиграю и поэтому не должен меняться. Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его, а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня».

 

Автор  В. Б. Городецкий

“Книга о шашках”

Tags: ,

Оставить комментарий


Ссылки: